История с интеллектом | Как люди представляли искусственный интеллект в разные времена

Фантастика – это зеркало, отражение, соответствующее определенной эпохе, ее проекция в будущее или иной вымышленный мир. Разумные машины – одна из любимых игрушек писателей и режиссеров. Причем действительно заметно, как развитие реальных технологий влияло на тон и сюжеты произведений. Давайте проследим, как это происходило в разные эпохи.

Разумная… машина?!

Пятидесятые. Рождение современной фантастики как явления масскультуры. Обтекаемые каплеобразные автомобили. Ракеты, непременно с атомными двигателями, уверенно устремлены в космос. Вот-вот наступит окончательное торжество разума, да и искусственный разум не за горами – над же будет управлять атомными космолетами, как минимум! Сам термин «искусственный интеллект» родом из пятидесятых. В пятьдесят шестом умные дядьки из Дартмутского университета, обсуждая возможность машин думать, придумали словосочетание «Artificial Intelligence», которое благополучно прижилось. В самом начале десятилетия Алан Тьюринг создает свой знаменитый тест, призванный отличить искусственный интеллект от человеческого. Обратите внимание: даже сомнений нет, что он будет изобретен, что он будет подобен человеческому и отличия останется искать только в игре слов.

Поскольку успехи пока носили сугубо теоретический характер, приходилось мечтать и думать «А что будет, если?». Или наряжать человека в костюм робота из коробок и лампочек.

Шестидесятые. На гребне волны – космос. Где, как не там применять умные машины? Человек пойдет рука об руку с ними по пыльным тропинкам далеких планет!

Стэнли Кубрик увидел перспективы иначе. 1968 год, «Космическая одиссея-2001», один из знаковых фантастических фильмов. Орбитальные станции, неторопливо вращающиеся под классическую музыку и видеозвонки с орбиты. Инопланетный артефакт (О, сколько таких обелисков мы потом увидим в фильмах и играх!). Изящные зализанные формы космолетов и… встречайте HAL 9000 – компьютер, который не совершает ошибок! Правда, он немного параноик и пытается убить экипаж космического корабля, считая его помехой своей миссии и источником угрозы. Сейчас это штамп из штампов, а тогда пугать компьютерами-убийцами было в новинку. Заметим: и сам персонаж, и ситуация в которой он действует – исключительная.

Однако, скоро только сказка сказывается. Искусственный интеллект быстро не получился. В семидесятые финансирование соответствующих реальных разработок, которые в основном подпитывали «военные» деньги, сворачивается ввиду отсутствия быстрого результата. Убивать человеков оказалось вполне эффективно с помощью куда более простой электроники. Селективная головка самонаведения зенитной ракеты на поле боя холодной войны гораздо полезней машины, с которой можно поболтать о погоде.

Пугайте меня, пугайте!

Восьмидесятые. Новый виток технологического прогресса, появление «персоналок», распространение бытовой электроники и первых гаджетов. Компьютеры стали привычнее. Подергать за нервы обывателя уже можно не штучным суперкомпьютером, который опасен горстке космонавтов, болтающихся где-то на орбите Юпитера, а восстанием машин в его собственном дворе.

Встречай «Терминатора», 1984 год! Не просто разумный, но еще хитрый и безжалостный вариант образа искусственного интеллекта. Вышедший чуть раньше «Бегущий по лезвию», хоть и стал классикой, но на фоне фильма Кэмерона идеологически выглядит мило устаревшим. Мы еще вернемся к фильмам про роботов позже.

Восьмидесятые стали временем появления и расцвета жанра киберпанк. «High Tech, Low Life», а общий смысл в том, что если психология людей не будут меняться, то изменение антуража их жизни только принесет новые формы преступлений и уж точно закончится антиутопическим сценарием, причем без особого пафоса и в куче порожденного человечеством мусора. А что с искусственным интеллектом? Корпоративные ИскИны занимаются своими делами, а кибержокеи ломятся к ним через «черный лед» за деньги. Хотя читать интересно и увлекательно, а тот же Брюс Стерлинг вообще всегда старался писать практически реалистично.

Положа руку на сердце, поводы задуматься действительно были. Системы с интеллектуальными элементами потихонечку развиваются у господ военных. Передовая на тот момент разработка, интегрированный комплекс «Иджис», способный в том числе самостоятельно управлять вооружением, собрал первые фраги в 1988 году. Американский крейсер «Виннисенс» патрулировал Персидский залив во время Ирано-Иракской войны. Профиль полета иранского «Аэробуса» оказался похож на профиль выхода в атаку ударного самолета. Экипаж корабля поверил анализу компьютера. Ракета отправилась к цели, а почти три сотни человек – на тот свет.

Работать, робот, работать!

А вот в девяностые покатилось! В 1997 году суперкомпьютер Deep Blue побил в шахматы Каспарова. Да, самосознания в этом компьютере не больше, чем в утюге, да, у соревнования были нюансы, но способность компьютера решать интеллектуальные задачи получше человека была продемонстрирована наглядно.

В двухтысячные интеллектуальные технологии уже рассматриваются как вполне коммерческий продукт. Интеллект ли это? Нет, машинное обучение. Самосознания нет. Однако роботы торгуют на биржах, учатся распознавать образы и работают с Big Data. А мы смотрим «Матрицу» которая скорее не про искусственный интеллект, а про виртуальность реальности и реальность виртуальности.

Вышли фильмы «Искусственный разум» и «Я, робот». Конфликты в них связаны в основном с человекоподобностью носителя этого искусственного интеллекта – робота. Достаточно мысленно заменить картинку и фильмы воспринимаются иначе.

Да, мы ждали массовых роботов. Но пока так и не дождались. Демонстрации прототипов увлекательны, но, видимо, не так уж они хороши. Google сначала покупает, а всего через пару лет продает робототехническое подразделение Boston Dynamics, так и не выдавшее коммерческого продукта, хотя и известное своими ходячими платформами разного назначения. Какой пассаж! Кинофантастических разумных роботов хочется обнять, а в итоге мы смотрим ютюбовский ролик про то, как разработчики радостно пинают «Атласа» и выбивают у него из манипуляторов коробки клюшкой. Да, это крутая демонстрация алгоритмов ориентирования в пространстве и работы с равновесием платформы, но Рику Декарду тут делать нечего. Совсем.

Ждем перемен?

Второе десятилетие века двадцать первого. Пожать руку металлическому брату по разуму не удалось. А вот реальные интеллектуальные технологии начинают лавинообразно расти и проникать в повседневную жизнь. В 2011 году IBM снова в новостях – система Watson побеждает в телешоу Jeopardy, а в 2016 компьютер DeepMind обыгрывает человека в игру Го. Но это уже устаревающие рекламные приемы. В том же одиннадцатом году Apple выводит на рынок Siri – «интеллектуального ассистента», надолго ставшего объектом беззлобных шуток. Однако, через некоторое время мы выучили «Окей, Гугл» и такие платформы упорно развиваются.

Интеллектуальные технологии сделали большой шаг вперед. Это уже не объект экспериментов. Профильные конференции проходят под девизом «Как мы на этом максимально эффективно зарабатываем». Сошлось несколько факторов: развитие облачных платформ, удешевление вычислений и удешевление хранения данных, а ведь анализ Big Data сейчас единственный успешно и массово работающий способ обучения машин. Работать с тяжелыми интеллектуальными технологиями смогли даже фирмы, которым раньше просто была не по карману требуемая инфраструктура.

Компьютерная безопасность сейчас немыслима без обучающих друг друга машин. Фейсбучек распознает лица на фотоснимках на фоне пляжей и тарелок с едой, ежедневно перемалывая десятки терабайт данных. Распознавание голоса и даже перевод «на лету» — реальные коммерческие продукты. Изощренность рекламных технологий растет не по дням, а по часам. На дороги выбираются первые робомобили. Однако это технологии с так называемым «зеро-интерфейсом», они не являются нам напрямую, прячутся за знакомые нам предметы. Мы привыкаем к ним полегонечку, а не скачком. Если такая машина, паче чаяния, вдруг осознает себя, мы этого можем и не заметить.

И как тут быть писателям-художникам? Пока у нас нет свеженьких широко известных произведений для новой реальности. Действительно, вписать в фильм или роман разумного робота не так сложно. А вот поди засунь туда же пусть повседневную, но «прозрачную», неощутимую непосредственно технологию. Даже интересно, что получится в итоге. «Цифровой анимализм»? Или… ИскИн как персонаж сериала про офисных тружеников? Утрись, товарищ Гибсон, спираль вот-вот сделает свой новый виток.

Любителям классики

Любителям классической кинофантастики – видеоролик, в котором классические кадры «Космической одиссеи» перерисованы в стиле Пикассо. Вот только последняя сцена скромно опущена, она, и в оригинале достаточно кубистична и психоделична. Между прочим, для обработки классического видеоряда использовались нейронные сети – одна из технологий, непосредственно связанная с искусственным интеллектом. https://vimeo.com/169187915  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *